П а строганов чем был полезен александру 1

П а строганов чем был полезен александру 1

Светлой памяти сына моего Димы

Перед Вами — первый опыт сравнительного жизнеописания Александра I и Наполеона. Знаменитый труд А. Вандаля «Наполеон и Александр I» был посвящен исследованию только франко-русского союза 1807–1812 гг., а публицистические (ныне уже забытые) очерки А.К. Дживелегова, В.Е. Романовского и В.И. Герье[1] касались лишь отдельных сюжетов, главным образом вокруг 1812 г. Здесь же предполагается обозреть весь жизненный путь обоих императоров.

Томясь в изгнании на острове Святой Елены, Наполеон однажды воскликнул: «Какой роман — моя жизнь!»

Действительна, нет, пожалуй, в истории человечества другого героя, жизнь которого была бы столь романтична: «первый солдат веков и мира» (по выражению Дениса Давыдова), прошедший огнем и мечом всю Европу от Мадрида до Москвы, Египет и Сирию, Наполеон поднялся со стартовой позиции младшего лейтенанта на недосягаемую в то время высоту французского императора и европейского властелина, рухнул с этой высоты почти в небытие, вновь, на «сто дней», вернул себе прежнее величие и опять был низвергнут, но не забыт, а еще больше (уже посмертно) возвеличен, добавив к своим лаврам гения и тирана еще ореол мученика.

Сегодня о Наполеоне уже написано 400 тыс. трудов. Но по мере их накопления, как заметил более полувека назад автор одной из лучших в мире биографий Наполеона Е.В. Тарле, Наполеон «все более и более выясняется в его неповторимом своеобразии и поразительной индивидуальной сложности». Феномен Наполеона уже всесторонне изучен, но остается неисчерпаем. С одной стороны, появление новых источников и точек (или даже углов) зрения, а с другой — изменение нашего видения мировой истории и, главное, самого мира, в котором мы живем, побуждает нас заново постигать смысл важнейших событий и роль крупнейших деятелей, исправлять старые и обретать новые представления.

В мировой, воистину необозримой литературе о Наполеоне царит хаотичный разброс мнений. Он придает образу императора многоликость, не умаляя, однако, его масштабности. Антинаполеоновский памфлет 1814 г., изданный в Москве, гласит: «Многие мнили видеть в нем бога, немногие — сатану, но все почитали его великим». Единственный в своем роде взгляд на него как на «самонадеянное ничтожество» — взгляд Льва Толстого[2] — воспринимается сегодня как нонсенс, зубоскальство одного гения по адресу другого, хотя именно этому нонсенсу следовали большей частью советские историки (например, Н.Ф. Гарнич, П.А. Жилин и др.) и писатели (В.С. Пикуль, С.П. Алексеев, О.Н. Михайлов), взирающие на фигуру Наполеона, что называется, «со стороны подметок».

Вполне мог сравнить свою жизнь с захватывающим романом и Александр I. Выросший при дворе своей бабки Екатерины Великой на глазах Г.А. Потемкина и А.А. Безбородко, П.А. Румянцева и А.В. Суворова; возмужавший под страхом гибели от рук отца своего Павла I и на всю жизнь запятнанный причастностью к отцеубийству, он тоже, как и Наполеон, познал высочайшие взлеты и катастрофические падения, отомстил за потерю Москвы взятием Парижа и, достигнув невиданного за всю историю российской государственности величия как «царь царей», «Агамемнон Европы», разочаровался в достигнутом, ударился в мистику, идейно захандрил и непостижимо умер в захолустном Таганроге. Литературы об Александре стократ меньше, чем о Наполеоне, но спектр мнений о нем еще многоцветнее — мнений самых полярных, от пушкинского «властитель слабый и лукавый» до таких дифирамбов, как «лучезарное светило» (А.И. Михайловский-Данилевский) и «пастырь народов» (С.М. Соловьев). Все сколько-нибудь серьезные авторитеты признают, что Александр был личностью, несравненно менее крупной, чем Наполеон, но зато гораздо более загадочной.

эти слова об Александре, сказанные П.А. Вяземским еще в 1868 г., звучат и теперь вполне современно. Книга, которую вы держите в руках, представляет собой очередную попытку разгадать «северного сфинкса».

В книге использованы важнейшие памятники мировой наполеонианы, биографии Александра I, труды по истории наполеоновской Франции и александровской России с учетом различных концепций русской дореволюционной (охранительной, либеральной, демократической), советской и зарубежной историографии. Источниковую базу книги составляют богатейшие публикации документов (русские и зарубежные), а также разысканные в архивах новые материалы из фондов Александра I, А.А. Аракчеева, А.П. Ермолова, П.В. Чичагова, А.С. Шишкова, Н.К. Шильдера, К.А. Военского и др.

Свою задачу я вижу в том, чтобы, по возможности, объективно, на современном уровне знаний и требований к исторической науке сопоставить жизненные пути Александра и Наполеона и оценить не только взгляды, деяния, личные качества двух императоров, но и смысл, возможные альтернативы и, главное, уроки противоборства тех сил (социальных, политических, военных), которые стояли за каждым из них и сделали революционного генерала Бонапарта поработителем Европы, а крепостника-самодержца Александра ее «освободителем».

Итак, здесь со всей полнотой, возможной для книги такого объема, обозреваются две жизни — Александра I и Наполеона I, включая пять лет союза между ними с двумя сватовствами Наполеона к сестрам Александра и пять войн, в ходе которых Наполеон занимал Москву и Александр — Париж, а также малоизвестные, спорные и загадочные страницы их биографий, вплоть до смерти каждого — одного на пустынном острове, другого в глухом городке — на разных концах планеты.

Насколько все это удалось, судить — читателю.

Глава 1. ГРАЖДАНИН БОНАПАРТ

На острове Корсика в городе Аяччо есть площадь Летиции. Угол ее не одну сотню лет занимает дом № 1, точно такой же, как все другие дома, но — с трехцветным флагом над воротами и доской на стене: «Государственная собственность». Здесь 15 августа 1769 г.[3] родился Наполеон.

В тот день родовые схватки у Летиции Бонапарте начались в церкви, на молитве. Ее принесли домой, но не успели даже уложить в постель: она родила будущего императора «в прихожей на старинном ковре, затканном изображениями героев»[4]. «Эту тактику внезапного нападения Наполеон применял потом всю жизнь», — заметит один из его биографов.

Отец Наполеона Карло Бонапарте, местный адвокат, отпрыск древнепатрицианского рода из Тосканы[5], по-французски образованный и воспитанный, красавец и острослов, поклонник Вольтера, вина и женщин, был известен всей Корсике как член Совета 12 ее именитых граждан и депутат от острова во Франции.

Летом 1764 г. 18-летний Карло женился на 14-летней Летиции Рамолино — дочери шоссейного надзирателя, считавшейся чудом красоты, «самой обворожительной девушкой на всем острове». Малограмотная, но житейски умная, с характером героинь Плутарха, эта «дочь гор» родила своему мужу 13 детей, которых воспитывала по-корсикански строго, так что Карло приходилось буквально заслонять их собой от ее гнева. Впрочем, Летиция и заботилась о детях с корсиканской же самоотверженностью. Все они любили и почитали ее, как никого, до конца жизни. Наполеон и на острове Святой Елены будет вздыхать о ней: «Ах, мама Летиция, мама Летиция!»

Читать еще:  Настойка иван чая на водке полезные свойства

Герье В.И. Император Александр I и Наполеон // Чтения в Об-ве истории и древностей российских при Моск. ун-те. 1912. Кн. 4: Романовский В.Е. Наполеон и Александр I до и после войны 1812 г. М., 1912; Дживелегов А.К. Александр I и Наполеон. М., 1915.

Толстой Л.Н. Поли. собр. соч. М, 1952. Т. 48. С. 60–61.

Все даты событий в Европе приводятся по новому стилю, в России — по старому. В датах договоров России с европейскими державами указываются оба стиля.

Стендаль ф. Собр. соч. М.; Л., 1950. Т. 14. С. 182.

Французские историки полагают, что самым древним из предков Наполеона был некий Франсуа Бонапарт, прибывший в Аяччо из Тосканы в начале XV в. Фамилия же Бонапарт упоминалась во Флоренции еще в XIII в. Юный Наполеон любил писать свою фамилию на итальянский лад: «Буонапарте».

Герой 1812 года — Строганов П.А.

Natalia, 18 июля 2012
редакция: 10 ноября 2018 Гуляя по тенистым аллеям усадебного парка Братцево, ступая на вымощенные красным кирпичом дорожки, невольно обращаешься к истории этого парка и усадебного дома. Здесь с 1790 года несколько лет в ссылке жил будущий герой войны 1812 года Павел Александрович Строганов.

Павел Александрович родился в 1772 году в Париже. Его отец Александр Сергеевич Строганов (1733-1811) был одним из образованнейших людей своего времени. Он всегда был покровителем и любителем художеств, знал множество языков. Мать его Екатерина Петровна урожденная Трубецкая (1744-1815) была первой красавицей Петербурга. Семья Строгановых долго путешествовала по загранице, а в 1779 году семилетний Павел вместе с родителями переехал в Петербург.

Здесь его мать Екатерина Петровна влюбилась в Ивана Николаевича Римского – Корсакова(1754-1831)- фаворита Екатерины II и оставила мужа и сына. Александр Сергеевич тяжело переживал измену супруги, после развода отправил ее подальше от Петербурга, предоставив ей для жительства дом в Москве и подмосковное имение Братцево.

Воспитанием и образованием сына стал заниматься отец. Он подобрал для Павла самых лучших учителей и гувернеров. Чтобы скрыть от мальчика семейную драму отец отправил Павла с воспитателем Жильбером Роммом в продолжительное путешествие по России.

В 1787 году Строганов А.С. отправляет сына за границу во Францию и Швейцарию. Павел посещает лекции по живописи и архитектуре, изучает физику, математику, юриспруденцию.
В 1789 году в Париже революция так увлекла русского графа, что тот вступил в члены Якобинского клуба, выступал в прениях в Версале. Переменив свою фамилию и назвавшись Павлом Очером (Очер – название одного из заводских поселений на Урале в обширных владениях Строгановых), Павел с головой окунулся в водоворот политической жизни Франции. Юный граф участвовал в захвате Дома Инвалидов и был на площади во время взятия Бастилии. Гувернер Шарль Жильбер Ромм стал одним из ведущих деятелей революции, вошел в Конвент, и впоследствии был казнен на гильотине.

Судьбой юного Строганова обеспокоилось российское посольство. Образ мыслей и действий, становится известен в Петербурге. Екатерина II повелевает отцу Строганова немедленно вернуть сына в Россию. Императрица для начала отправила якобинца в домашнюю ссылку, определив ему безвыездное жительство в усадьбе Братцево. Мать, графиня Екатерина Петровна приняла своего первенца сухо и холодно.

А.Кузнецов.Вид на прачечную и мельницу в имении Братцево

Тягостное затворничество в имении Братцево завершилось женитьбой на Софье Владимировне Голицыной, дочке Натальи Петровны Голицыной. Он был прощен и возвращен в Петербург. В 1795 г. у них родился сын Александр, у супругов со временем появились ещё четыре дочери, но сын был один.
В период царствования Павла I произошло сближение его сына Великого князя Александра Павловича и Павла Александровича Строганова. Молодые люди очень часто виделись, беседовали на политические темы.

Портрет П.А.Строганова неизвестного автора после 1795 года

С воцарением Александра I в 1801 году Павел Александрович Строганов вошел в узкий круг ближайших единомышленников, объединившихся по инициативе графа Строганова в так называемый «негласный комитет» для подготовки реформ государственного управления. Граф был в нем самым молодым, самым либеральным и радикальным и самым близким к императору-сверстнику деятелем.
Перед графом Строгановым П.А. открылась блистательная карьера — товарищ министра внутренних дел, тайный советник, сенатор и обер-камергер. Он три года управлял медицинским департаментом и два года представлял российского монарха в Лондоне.
В 1805 году Павел Александрович находился при Императоре Александре I во время Аустерлицкой битвы. Это побоище вызвало у него нескрываемую ненависть к Наполеону. И в течение всей последующей жизни он — и в качестве дипломата, и с оружием в руках — находился в рядах его непримиримых противников.

Портрет П.А.Строганова Ж.-Л. Шонье. 1808 год

В 1807 году, когда дружба с императором угасла, когда государственными делами практически полновластно стал заправлять «без лести преданный» Аракчеев, Павел Александрович решает оставить государственную службу и перейти на армейскую. Службу Строганов начал у генерал-лейтенанта Платова М.И., командуя казачьим полком.
На протяжении семи лет он участвовал во всех войнах, которые вела Россия.

Цель проекта Тушиноведение собрать максимум информации о районе Тушино и его ближайших соседях (районах, входящих в СЗАО). В первую очередь акцент делается на Тушино, но поскольку мы живем не на острове, трудно избежать упоминания соседних районов.

Генерал Строганов П.А.

Строганов Павел Александрович, граф, генерал-лейтенант, сенатор, герой Отечественной войны 1812 г. родился 7 (19) июня 1772 г. в Париже. Павел Строганов был сыном обер-камергера, действительного тайного советника 1-го класса графа Александра Сергеевича Строганова, рождённый во втором браке с княжной Екатериной Петровной Трубецкой. Его крёстным отцом стал Великий князь Павел Петрович, будущий император Павел I, находившийся в то время тоже в Париже.

В 1779 г. семья Строгановых возвратилась в Петербург. Вскоре между родителями Павла произошла размолвка, они стали жить отдельно, а воспитанием и образованием сына сначала занимался отец, а затем появился воспитатель – Жильбер Ромм, который сыграл большую роль в становлении личности блестящего аристократ, государственного деятеля Павла Строганова. Ромм начал с того, что вместе со своим воспитанником принялся изучать русский язык, которым оба они не владели.

Павел Строганов получил отличное домашнее образование и в 14 лет был зачислен поручиком в Преображенский полк, в списках которого он числился почти с самого рождения. Одновременно был назначен адъютантом к князю Потемкину.

Получив разрешение на заграничную поездку для завершения образования, Строганов вместе с Роммом провёл пять лет за границей. Он углубил свои знания в естественных науках, богословии, иностранных языках, упражнялся в фехтовании, верховой езде.

Читать еще:  Листья малины польза и полезные свойства листьев малины

Генерал Строганов П.А.

После полутора лет напряжённых занятий в Швейцарии в начале 1789 г. молодой граф Строганов переехал в Париж, где как раз в это время происходили выборы в Национальное собрание. Переменив свою фамилию и назвавшись Павлом Очером (Очер – название одного из заводских поселений на Урале в обширных владениях Строгановых), Павел с головой окунулся в водоворот политической жизни Франции.

Под своим новым именем он активно участвовал в прениях на заседания в Версале, познакомился с представителями революционного движения, вступил в члены якобинского клуба, а через некоторое время и вовсе оказался в центре всеобщего внимания.

Государыня Екатерина II, недовольная поведением молодого Строганова, потребовала возвращения вольнодумца в Россию, но без Жильбера Ромма. Павел Строганов вернулся, поселиться императрица указала ему в подмосковном селе Братцево – имении его отца, а из поручиков гвардии он был переименован в камер-юнкеры Высочайшего Двора.

Надо сказать, что Павел Александрович был красивым и образованным молодым человеком, пользовался женским вниманием. Вскоре он женился на княжне Софье Владимировне Голицыной. В 1795 г. у них родился сын Александр, у супругов со временем появились ещё четыре дочери, но сын был один…

Став императором, Павел I не забыл своего крестника, пожаловал Строганова в действительные камергеры. Кроме этого, в период царствования Павла I произошло сближение его сына Великого князя Александра Павловича и Павла Александровича Строганова. Молодые люди очень часто виделись, беседовали на политические темы. Либеральные взгляды Строганова произвели на наследника определённое впечатление.

После воцарения Александра I по инициативе Строганова был создан «негласный комитет» под председательством самого государя, для предварительного обсуждения государственных преобразований.

В сентябре 1802 г. Павел Александрович получил чин тайного советника и был назначен товарищем министра внутренних дел при министре Кочубее В.П. Прослужив три года и понимая половинчатость реформ Александра I, граф Строганов принял решение – поменять род своей деятельности. И случай вскоре представился.

В 1805 г. Павел Строганов сопровождал государя в походе против Великой Армии Наполеона, стал свидетелем поражения союзной армии в Аустерлицком сражении. Это кровавое поражение поселило в Строганове не только ненависть к французскому императору, но и определило направление его дальнейшей деятельности: сначала на дипломатическом поприще, а затем на военном.

На дипломатической службе Павел Александрович находился немногим более года, в это время он был назначен сенатором. Однако от дипломатической карьеры Строганов тоже предпочёл отказаться, опасаясь, что его дипломатическая деятельность может быть использована для проведения переговоров с Наполеоном, сближения с которым он всегда отвергал.

В кампанию 1807 г. он просил Александра I освободить его от прежних обязанностей и позволить перейти на военную службу. И вот, сенатор, тайный советник, граф Строганов П.А. поступил в армию простым волонтером… Службу Строганов начал у генерал-лейтенанта Платова М.И., командуя казачьим полком.

Боевое крещение Павел Александрович получил 21 мая 1807 г. Со своим полком он перешел вплавь р. Алле и атаковал обозы корпуса маршала Л. Даву. Неприятель оказал упорное сопротивление, несмотря на численное превосходство, французы были смяты и спешно отступили, потеряв до 800 человек убитыми и ранеными. В этой операции казаки Строганова захватили в плен более 500 человек, из них около 50-ти офицеров. Кроме этого в руки русских попала канцелярия маршала, его личные вещи и весь обоз.

Полк Строганова отличился и в ряде других сражений, почти всё время, действуя в авангарде, в том числе и под Гейльсбергом. Павел Александрович Строганов был награжден орденом св. Георгия 3 степени, а по окончании кампании из тайных советников был переименован в генерал-майоры.

В русско-шведской войне 1808-1809 гг. граф Строганов был под началом князя Багратиона П.И., участвовал в знаменитом переходе по льду на Аландские острова. В Дунайской армии храбро сражался с противником во время русско-турецкой войны. Принимал участие в осаде крепости Мачин, отличился в сражении под Рассеватом, при Силистрии. Был награждён золотой шпагой с надписью «За храбрость», получил орден святой Анны 1-й степени, а алмазные знаки к ордену принесло ему отличие в битве под Шумлой.

Памятник 1-й гренадерской дивизии под командованием генерала Строганова П.А.

За Татарицкий бой был пожалован орденом святого Владимира 2-й степени. Вернувшись в Петербург, граф Строганов в 1811 г. был пожалован в генерал-адъютанты. Отечественную войну 1812 г. встретил командиром 1-й гренадерской дивизией, входившей в состав 3-го пехотного корпуса генерал-лейтенанта Тучкова Н.А. Дивизия Строганова принимала участие в сражениях под Витебском, Смоленском, Валутиной Горой.

В Бородинском бою он со своей дивизией героически сражался на Утицком кургане. В решающий момент сражения, под прикрытием дыма, гренадёры генерала Строганова отошли к Утицкому кургану и укрепились на нём. Несмотря на сильный артиллерийский огонь и атаки неприятеля, полки Строганова стояли насмерть, прикрывая старую Смоленскую дорогу.

Вот что писал Строганов генералу Коновницыну П.П., заменившему в сражении командующего 2-й армией князя Багратиона, о действиях дивизии в Бородинском сражении: «…продолжался сей кровопролитный бой до самых сумерек, который, несмотря на превосходство неприятеля, совершенно остался для него безуспешным и давал новое доказательство мужества его императорского величества войск».

На Бородинском поле установлен памятник 1-й гренадерской дивизией, которой командовал генерал-майор Строганов П.А. В ходе Бородинского сражения Павел Александрович заменил смертельно раненого генерала Тучкова Н.А. на посту командира 3-го пехотного корпуса. За Бородино Строганов П.А. в конце октября 1812 г. был произведен в генерал-лейтенанты.

Во главе 3-го пехотного корпуса он находился в сражениях при Тарутине, под Малоярославцем и под Красным. 5 ноября в сражении под Красным войска Строганова способствовали генералу Милорадовичу М.А. в истреблении остатков корпуса маршала М. Нея.

Получив в армии кратковременный отпуск для лечения, граф Строганов побывал в Петербурге, а затем возвратился в армию вместе с 18-летним сыном Александром.

За необыкновенное мужество, проявленное в битве под Лейпцигом, Строганов был удостоен ордена святого Александра Невского. Затем он командовал штурмом крепости Штаде, участвовал в блокаде Гамбурга. В 1814 г. под командой генерала Винцингероде Ф.Ф. уже на территории Франции Строганов П.А. участвовал в сражениях под Шампобером, Монмирайлем и Вошаном. В битве под Краоном его части в начале находились в резерве, здесь генерал получил страшное известие о гибели своего единственного сына…

Несмотря на тяжёлую утрату, Павел Александрович участвовал в Лаонском сражении, получил за сражение под Краоном орден святого Георгия 2-й степени. Безутешный в своём горе, Строганов с разрешения государя с прахом сына выехал в Петербург. Там он был назначен членом комитета для вспомоществования неимущим увечным воинам. В сентябре 1814 г. Строганов получил в командование 2-ю пехотную дивизию.

Читать еще:  Мята полезные свойства и противопоказания для мужчин

Вскоре генерал Строганов заболел быстро прогрессирующей чахоткой. В феврале 1817 г. он, по настоянию врачей, вместе с супругой, выехал за границу для лечения, но по дороге, на корабле, ему стало очень плохо, и 10 июня 1817 г. недалеко от Копенгагена Павел Александрович в возрасте 45 лет скончался. Тело его было привезено в Петербург и похоронено на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Чтобы не дать угаснуть знаменитой ветви рода Строгановых, которая после гибели Александра Павловича Строганова закончилась на Павле Александровиче, графское достоинство было передано барону Сергею Григорьевичу Строганову, дальнему родственнику, женатому на дочери Павла Александровича – Натальи, которому она принесла в приданое майорат и свой графский титул.

П а строганов чем был полезен александру 1

Как-то в бою с татарами попал Великий князь московский Василий Тёмный в плен. За себя он обещал дать столько выкупа, сколько сможет. И выполнил своё обещание: по одним данным, русские за князя заплатили почти тридцать тысяч рублей, по другим – астрономическую сумму – двести тысяч.

Обещание-то князь исполнил, да не совсем своими силами. То ли всю сумму, то ли значительную часть её заплатил некий Лука Строганов, новгородский гражданин, по всему судя, очень богатый человек. Не мудрено, ведь среди прочего он собирал оброк со значительной части Двинской земли: Холмогор, Падрина погоста, острова Кур и других мест. За свершённое благодеяние сам Лука и его потомки удостаивались многих милостей от государей, главная среди которых – брать деньги в долг и не отдавать.

Наследники Строгановых и сегодня настаивают на той версии, что именно их предки мотивировали Ермака на покорение Сибири. Так ли это?
Историк Иван Скрынников приводит в своей книге о Ермаке текст царской грамоты от 1582 года, в которой черным по белому дается указание Строгановым «под страхом большой опалы» вернуть Ермака обратно и использовать его «для оберегания пермского края».

Строгановы прекрасно знали силы Кучума. Они должны были понимать, что отправлять пять казачьих сотен против войска из нескольких тысяч воинов по меньшей мере рискованно. Кроме того, во время отправления Ермака в Сибирский поход вотчинам Строгановым угрожали войска татарского царевича Алея. Ермак отбил их от Чусовых городков, и они устроили разгром на Соли Камской. То есть Ермак кому и был нужен на Урале, так это Строгановым.

Аника Строганов

Аника Строганов, считающийся родоначальником династии солепромышленников, пришёл в бизнес в восемнадцать лет, после смерти отца и старших братьев. За короткий срок он смог не только приумножить доходы уже работавших солеварен и открыть новые – Строгановы превратились на Северном Урале если не в царей, то, по крайней мере, в местных губернаторов.

Аника Строганов был одновременно и промышленником, и царским чиновником: он следил за соблюдением правил торговли с английскими, немецкими и другими иностранными купцами. И, разумеется, пользовался служебным положением, ведя с иноземцами дела. Освоение Сибири началось по приказу Строганова, который искал там пушных зверей.

Строганов основывал города, обзавёлся собственным войском для защиты восточных границ, ссуживал деньги Ивану Грозному, получал от царя наделы «в вечное пользование» — в общей сложности достигшие размеров в несколько миллионов десятин.

Постепенно реальное влияние Строгановых на жизнь государства стало отражаться на их титулах. Василий Шуйский пожаловал их в именитые люди, Пётр Первый – в дворяне, а при Екатерине второй они прибавили к прочим званиям и дворянство европейское.

В 28 лет Александр Строганов был командирован в Вену, чтобы поздравить эрцгерцога Иосифа с бракосочетанием. Он так хорошо справился со своими обязанностями, что эрцгерцогом был ему пожалован титул графа Священной Римской империи. На тот момент в России Строганов был всего лишь бароном.

Граф европейский, а через некоторое время и российский, Александр Строганов жил на широкую ногу. «Два человека у меня делают всё возможное, чтобы разориться и никак не могут!» — говаривала о нём и графе Нарышкине Екатерина Вторая. К концу жизни Александру Строганову всё-таки удалось достичь этой цели: живя на широкую ногу, он умудрился не только растратить состояние, накопленное предками, но и влезть в долги: он остался должен кредиторам около трёх миллионов рублей.

Сын Александра Строганова Павел получил европейское образование. Как и отец, он раньше многих российских дворян стал активным участником не только российской, но и европейской общественной жизни, чувствовал себя гражданином Европы.

Если отец был знаком с Вольтером, то его сын в вольнодумстве зашёл ещё дальше. Имея воспитателя, ставшего членом французского Конвента, Павел не мог не загореться идеями Великой французской буржуазной революции. Под именем Поля Очера он вступил в клуб «Друзей Закона», якобинскую организацию. Революцию он встретил в Париже, а насладиться её плодами и, к примеру, стать жертвой разгрома якобинцев, не успел: отец вызвал его в Петербург, посчитав, что восемнадцатилетнему Павлу лучше поступить на российскую службу, чем рисковать именем, а возможно, и жизнью во Франции. Европейское прошлое не помешало ни дружбе Павла с Александром Первым, ни его блестящей военной службе.

Если Павел Александрович – Строганов европейский и петербургский, то Сергей Григорьевич – Строганов московский. Он приходился одновременно троюродным племянником и зятем Павлу, поскольку женился на его дочери Наталье. Как и его тесть, Сергей сделал хорошую военную и придворную карьеру: служил адъютантом, позже – генерал-губернатором. Куда больше, чем военное дело, Сергея Строганова интересовали наука, образование и искусство. Он основал первую в России бесплатную рисовальную школу, основал Императорскую Археологическую комиссию, снаряжал археологические экспедиции на юг страны, был меценатом. А также – воспитателем цесаревичей. Под его началом происходило обучение сыновей императора Александра Второго: Николая, Александра (впоследствии императора Александра Третьего), Владимира и Алексея.

Строгановская дача была излюбленным местом увеселений столичного светского общества: не только благодаря гостеприимству и хлебосольству её хозяина, но также потому что сама дача – произведение искусства, своеобразная одиссея. Здесь каждый мог стать не только гостем, но и странником.

Центром дачи был пруд, символизировавший море, в центре которого был остров. С острова, восседая на гиппокампах, обозревала округу статуя Нептуна. Там же находилась прекрасная Калипсо, державшая в плену Одиссея. На даче было построено несколько павильонов, которые назывались: Мусульманский, Обелиск и Египетские ворота. Они напоминали о скитаниях Одиссея. Наконец, во владении Строгановых находилась «гробница Гомера», купленная Александром Строгановым у одного офицера, вернувшегося из турецкого похода.

Сохранилось высказывание самого Строганова о саркофаге: «При виде этого памятника я не смог не воскликнуть: не памятник ли это Гомеру? С тех пор все заключили, что я владею гробницей Гомера».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector